Новости44
Вход
   
обновлено 10:37, 11 Сентябрь, 2020

Костромской драматический театр им. А.Н. Островского

Адрес:
г. Кострома, пр. Мира, 9
Телефон:
(4942) 51-46-11
веб-сайт:

Двадцатые-тридцатые годы ХХ века в костромском театре отмечены постоянной сменой директоров и художественных руководителей, большой текучестью актерских кадров. А в театр уже ходит «организованный» зритель, поэтому особенно важными становятся идеологически выдержанные спектакли.


Потому на сцене костромского театра появились сценические переделки романов, написанных по рецептуре «социалистического реализма»: «Цемент» Гладкова, «Штиль» и «Луна слева» Билль-Белоцерковского, «Константин Пересвет» Успенского и Киршона, «Мать» Горького, «Мятеж» Фурманова. Кроме того, к тридцатым годам советская драматургия уже вполне сформировалась и была широко представлена на сцене. В 1934 году прошел первый съезд писателей, которые по воле партии объединились в союз и получили удостоверения в том, что они на самом деле являются писателями. Погодин, Афиногенов, Яновский, Киршон, Лавренев, Кудрин, Фурманов, Гусев, Ромашов, Микитенко, Вс. Иванов, Билль-Белоцерковский, Тренев – далеко не полный список новоявленных авторов «безусловно рекомендованных к постановке пьес». А вот некоторые из названий этих пьес: «Диктатура», «Междубурье», «Блокада», «Враги», «Страх», «Ярость», «Мятеж», «Конец Криворыльска», «Человек с ружьем», «Очная ставка» и т.п. Этот репертуар определял «лицо» костромского театра в тридцатые-сороковые годы прошлого века. Среди наиболее известных режиссеров этого времени были В.П. Кожич, В.А. Деметр, Д.М. Манский, Н.Г. Гнедич.

Свои коррективы в историю театра внесла Великая отечественная война 19141 – 1945 годов. В начале войны было принято решение закрыть театр, всем актерам предложили написать заявления об уходе. Однако труппа и не согласилась, найдя поддержку в партийном руководстве. Когда приехали проверяющие из Ярославля, то были немало удивлены и возмущены фактом существования и работы «закрытого» театра. Труппа в течение нескольких дней показывала спектакли при переполненном зале. Спектакли произвели хорошее впечатление на «ревизоров», и театру в Костроме разрешили быть.

По инициативе актеров была сформирована бригада Костромского театра им. А.Н. Островского. Возглавил бригаду художник М. Пирогов, художественное руководство осуществлял П.В. Брянский. 28 июля 1943 года в количестве 15 человек бригада выехала на фронт. В репертуаре был единственный «большой» спектакль (и конечно, актеры не могли обойтись без Островского) «Правда – хорошо, а счастье лучше» в постановке Б. Седого. Помимо спектакля, актеры подготовили концертную программу, включавшую одноактные пьесы и театрализованный конферанс, написанный специально для костромской бригады Виктором Розовым, будущим известным драматургом. После лечения в госпитале он принял активное участие в театральной жизни Костромы.

В 1944 году по непонятным причинам отмечалось столетие театра, которое тем не менее прошло пышно и торжественно. В этом же году городской драматический театр получил статус областного, что было связано не только (а может быть, и не столько) с празднованием юбилея, сколько с обретением костромской земли областного статуса, которого она была лишена, войдя в послереволюционное время в Ивановскую промышленную область.

Пятидесятые годы ХХ века были связаны с творческой деятельностью главного режиссера театра В.И. Иванова, буквально влюбленного в драматургию Островского. Увлеченность режиссером Островским сказалась на репертуаре, в котором пьесы великого русского драматурга занимали первое место. Попутно замечу: ничего подобного далее уже не повторится. Для режиссера Иванова Островский – самый современный писатель, о чем, по его утверждению, наглядно свидетельствуют проданные билеты на спектакли по пьесам русского драматурга. С Островским связано режиссерское кредо Иванова: реализм театра Островского, обогащенный мыслями и идеями сегодняшнего дня, великолепная школа для актеров, развития их таланта в процессе постижения всех психологических нюансов художественных образов.

В 1957 – 1958 годы здание театра реконструируется. Старый театр обстраивается с трех сторон, на главном фасаде полностью меняется декоративное убранство, надстраивается фронтон. Автор проекта А. Федоров в определенной мере стремился вернуть театру его первоначальный облик. Внутренняя отделка относится в основном в пятидесятым годам. Фойе оформлено по проекту архитектора И. Шевелева, лепные детали выполнены Л. и П. Пименовыми (Костромская реставрационная мастерская). Плафон зрительного зала расписан художниками Н. Шуваловым и В. Муравьевым.

Среди значимых событий шестидесятых годов прошлого века следует отметить открытие рядом с театром бюста А.Н. Островского (скульптор Н.Е. Саркисов). Этот бюст был изготовлен скульптором специально для Щелыкова на личные средства внучек драматурга М.М. Шателен и М.А. Островской. В 1956 году бюст Островского был установлен в Щелыкове, а в 1967 году перевезен в Кострому, где органично вписался в пространство аллеи, названной в 2007 году «Аллеей признания», неожиданно (но как символично!) став ее смысловой доминантой.

Большая часть шестидесятых годов ХХ века отмечена в костромском театре чередой главных режиссеров: Т.Д. Дударева, Б.В. Сапегин, А.С. Разинкин, Л.Г. Тепляков. Но вот в сезон 1968/1969 года главным режиссером становится П.И. Слюсарев, и начинается вторая (первая, думается, все-таки связана с В.И. Ивановым) эпоха в советской истории костромского театра. Слюсарев проработал в должности главного режиссера костромского театра восемь лет, вполне оправданно получив звание Заслуженного деятеля искусство РСФСР. Стремясь создать более подвижную, динамичную труппу, новый главный режиссер пригласил в театр молодежь, сохранив при этом «стариков». Мне кажется, что более сбалансированной по возрасту, амплуа труппы потом уже на костромской сцене не будет. Слюсарева нельзя назвать ровным режиссером, ему были ведомы и неудачи, и радости творческих побед. Но в любом случае он был человеком творческим и притягивал к себе людей творческих. Именно при нем в театр пришел режиссер В.Ф. Шиманский, создавший внутри театра свой театральный мир, отличавшийся особым стилем, что ярко проявилось в спектаклях «Мария Стюарт» (1976), «Филумена Мартурано» (1985). Слюсарев поставил на костромской сцене своеобразную трилогию Островского о театре: «Лес» (1971), «Без вины виноватые» (1972), «Таланты и поклонники» (1973). При активном участии Слюсарева в 1973 году (это был год 150-летия со дня рождения драматурга) была выдвинута идея раз в пять лет проводить «Дни Островского в Костроме». Уже нет в живых Петра Ивановича Слюсарева, а «Дни Островского в Костроме» живут, уже шесть «Дней» позади и мы находимся накануне седьмых, но вот что-то я не помню, чтобы имя режиссера П.И. Слюсарева вспоминалось в эти самые дни.

С уходом Слюсарева в театре началась очередная смена главных режиссеров. В сезон 1976/1977 года обязанности главного режиссера исполнял В.Ф. Шиманский, его сменил А.А. Образцов, который, проработав два сезона, неожиданно скончался. Затем появился Б.В. Гутников и проработал в должности главного режиссера три сезона. А в сезон 1981/1982 года эту должность на шесть лет занял В.А. Симакин. С его приходом костромскую сцену заполонили водевили, при этом классические пьесы осовременивались самым сомнительным образом. Вершиной «водевильной» деятельности Симакина стала его собственная пьеса «Звоните, я согласна, или Седьмой жених», которая была поставлена на костромской сцене в 1987 году, исчезнув из репертуара только с уходом ее автора. Конечно, в деятельности Симакина и при нем не все было плохо.

В 1983 году Костромской областной драматический театр имени А.Н. Островского был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Режиссер удачно выбрал актрису на главную роль в спектакле по пьесе Горького «Васса Железнова» и получил вместе с актрисой Государственную премию РСФСР. При нем, правда, недолго работал начинающий, но талантливый режиссер В.В. Чебоксаров, который поставил на костромской сцене блестящие спектакли по пьесам Нины Семеновой «Печка на колесе» (1981) и Иона Друцэ «Каса маре» (1984). Спектакль «Печка на колесе» был отмечен Всероссийской премией. Но эти отдельные эпизоды не спасали общей плачевной картины деятельности режиссера развлекательных спектаклей, столь дорогого сердцу начальства, что после ухода в 1987 году он будет в 1994 году призван в театр еще на три сезона. А позовет его директор театра поставить к 50-летию Костромской области пьесу Островского «Василиса Мелентьева», содержания которой Симакин, по его публичному признанию в костромской газете (то есть уже приехав в Кострому), «откровенно говоря, не помнил». Все остальное оставлю без комментариев.

В истории костромского драматического театра сезон 1987/1988 года оказался знаменательным. Главным режиссером стал Юрий Федорович Зайцев, человек талантливый, интересно и оригинально мыслящий, хотя и резковато-колючий. С Зайцевым в театр приехала целая команда: художник Юрий Евмешкин, сценограф Игорь Шумилов, художник по костюмам Жанна Ништа. Никогда еще в театре не было стольких художников, которые бы трудились над воплощением замысла режиссера. Зайцев поставил два блестящих спектакля – по пьесе Н.В. Гоголя «Ревизор» и по пьесе Ф. Дюрренматта «Геркулес и Авгиевы конюшни». Спектакли были зрелищными, подчеркнуто театральными. Режиссер каждому из актеров (а в спектаклях играла практически вся труппа) дал способ существования на сцене. К сожалению, отношения режиссера с труппой и дирекцией не сложились, и Юрий Федорович Зайцев навсегда покинул костромской театр. Я и сегодня убеждена, что появление режиссера Зайцева было счастливым лотерейным билетом, которым театр распорядился самым странным образом взял и выбросил.

И с сезона 1988/1989 года по сезон 1993/1994 года началось правление В.Г. Константинова. Как режиссеру ему, по собственному признанию, «близка экстремальная ситуация, на пике которой находится личность». Но ничего не случилось. На костромской сцене шли спектакли среднего достоинства режиссера-ремесленника. Его образную характеристику я обнаружила на страницах «Дневника» И.А. Дедкова: «некто Константинов».

В сезон 1993/1994 года главным режиссером театра стал Петр Федорович Маслов, ученик и последователь Анатолия Васильева, чьи спектакли «Серсо», «Взрослая дочь молодого человека» в свое время стали событием в истории отечественного театра. Спектакли Маслова отличались своеобразной «рукодельностью», напоминая вологодское кружево. В рисунке роли ему были важны подробности. По признанию самого режиссера, он специально изучал «принципы русского психологического театра Станиславского и Михаила Чехова, теорию психоанализа Зигмунда Фрейда» Таким нервным, изысканно психологически выстроенным остались в памяти его «Белые ночи» по Ф.М. Достоевскому. Маслов не просто заявлял: «Я проповедую поэтический, светлый театр». Он в спектаклях утверждал свое творческое кредо. Отсюда – особая требовательность к игре актеров. Как личность Маслов был глубоким, умным, образованным человеком. Может быть, внешне кажущимся несколько сумеречным. Но это от знаний, которые, как известно, только углубляют скорбь. Он был фанатично предан искусству театра, готов был репетировать с утра до вечера, требовал от актеров неукоснительного выполнения поставленных перед ними задач.

Режиссер успел поставить и свою знаменитую «Контессу» по М. Дрюону. Этот яркий, глубокий по мысли спектакль стал его визитной карточкой. В «Северной правде» Б. Негорюхин писал: «Это успех всего коллектива – и творческого, и производственного. Успех дорог и тем, что наконец-то, после полосы безвременья, костромичи снова увидели Театр. Это рождает надежду на будущее». Увы, эти надежды не сбылись. Для Петра Федоровича Маслова первый сезон в костромском театре оказался последним.

Два театральных сезона – 1997/1998 и 1998/1999 – главным режиссером театра был А.М. Цодиков. Он стремился к созданию психологического театра, и одной из удач на этом пути стал спектакль по пьесе Островского «Последняя жертва», где последней жертвой оказалась, по словам режиссера, мораль. В своих спектаклях Цодиков всегда стремился к органичному использованию всех возможностей театра, обращаясь к его синтетической основе.

В 1998 году комитет международной программы «Партнерство ради прогресса» отметил костромской драматический театр имени А.Н. Островского «Золотой пальмой».

В 1999 году Костромской драматический театр имени А.Н. Островского получил статус государственного.

После ухода А.М. Цодикова театром руководили его директор С.Б. Дубов, затем народный артист РФ Э.Д. Очагавия. А с сезона 2003/2004 по 2006/2007 годов главным режиссером был С.А. Морозов.

Костромской театр во главе с новым главным режиссером стремился заявить о себе, принимая участие в фестивальных программах России и за рубежом. Так, в 2003 году театр стал лауреатом Всероссийского фестиваля «Постефремовское пространство». В 2004 году на Всероссийском литературно-театральном фестивале «Хрустальная роза» лауреатом стал режиссер-постановщик спектакля по пьесе Островского «Горячее сердце» С.А. Морозов. На закрытии сезона счастливый режиссер вынес эту вазу и продемонстрировал всему залу.

С сезона 2007/2008 возглавил театр Сергей Кузьмич. Поставленные им спектакли участвовали в фестивалях Москвы, Ярославля, Владимира. А спектакль «Гамлет» был отправлен на соучастие в театральном фестивале «Золотая маска».