23.05.2024 / 22:28

Источник данных о погоде: Кострома погода по часам завтра
  • Новости44
    Фёдор Арсеньевич Усольцев

     28 апреля

    Лечивший Врубеля

    28 апреля 1863 года родился психиатр Фёдор Арсеньевич Усольцев.

    Место рождения – Иркутск. Отец, Арсений Фёдорович, был известным исследователем Восточной Сибири и Дальнего Востока. Он описывал притоки Амура, исследовал Байкал. Дважды награждался серебряной медалью Императорского русского географического общества.

    Однажды маньчжуры (или китайцы?) приняли его за колдуна. Они ведь до тех пор никогда не видели астролябии… Если бы не подоспел знаменитый путешественник Николай Пржевальский, не видать бы Костромы ни топографу, ни его сыновьям.

    Дети пошли другим путём. Двое из девятерых стали врачами. Старший, Фёдор, после Московского университета с сентября 1894 года работал врачом Костромских Чижовских училищ. Вслед за ним стал врачом и брат Николай, тоже приехавший в Кострому, в губернскую земскую больницу. Женился на нерехтчанке Наталии Бошняк. Построил дом в Гимназическом переулке. Привёз отца, который здесь и окончил свои дни.

    Фёдор Усольцев недолго служил при училище. Осенью 1900 года он уже перемещён ординатором в психиатрическое отделение губернской земской больницы. Лечебница тогда располагалась ещё в городе, в деревянном здании на Никитской. Эти два дома, выкрашенные синей краской, стояли до недавнего времени на месте нынешнего «Флагмана».

    Доктор Усольцев был необычным психиатром. Так же, как и его супруга и коллега Вера, дочь горного инженера Александра Аносова. Оба они проповедовали гуманное отношение к больным.

    Как вспоминала племянница, в дом на нынешней улице Лермонтова (№6) они приводили пациентов, поили чаем, занимались с ними. Тогда, да и сейчас, такое было исключением. Но именно эти традиции продолжались, когда психиатрическое отделение перевели в специальный городок в Никольском.

    В 1903 году Вера Усольцева получила наследство. Они с мужем купили в подмосковном Петровском парке участок и построили собственную клинику. Там всё было, как в Костроме.

    «По замыслу Усольцева, здание для содержания больных разделялось на две равные части. В одной части помещались больные (1-2 человека в комнате), в другой части этого же здания жила семья Усольцева (он, его жена и трое детей).
    Комнаты, в которых находились больные, и комнаты семьи Усольцева выходили в общий центральный зал. В этом зале больные работали и отдыхали; здесь же работали и отдыхали и члены семьи Фёдора Арсеньевича.
    Вечерами в этом зале устраивались развлечения, чтение вслух, прослушивание музыки. Иногда сюда приглашался цыганский хор. Ф. А. Усольцев сам часто пел, а ему аккомпанировала на рояле жена, Вера Александровна – она окончила консерваторию в Дрездене.
    Усольцев считал, что больной, находясь в лечебнице, должен оставаться в условиях, наиболее ему привычных, знакомых, приближенных к семейным, где к нему относятся, как к равному, полноценному человеку, пользующемуся полным уважением других.
    По этой причине жизнь семьи Усольцева практически не отличалась от жизни обитающих в лечебнице больных. Члены его семьи не только принимали участие в общих развлечениях, но и питались вместе с больными. Все – и взрослые, и дети собирались в столовой вместе с больными, хозяйка разливала суп, трапеза была совместной. Это производило огромное психологическое воздействие на больного. А помещались в эту лечебницу душевнобольные со всякой патологией; исключались лишь состояния крайнего и стойкого психомоторного возбуждения.
    В результате такого необычного отношения к больному, как к человеку, мобилизовались его навыки общения, поведение становилось упорядоченным. Члены семьи Усольцева, обращаясь к больному, как бы отвергали его болезнь, апеллировали к сохранным элементам его личности и этим помогали ему мобилизовать ресурсы на борьбу с болезнью» – так писали коллеги.

    Такая атмосфера привлекла в эти стены художников. Пациентом в критические моменты своей жизни был Михаил Врубель. Создатель «Демона» неоднократно писал портреты докторов Усольцевых, виды, открывавшиеся из окна клиники. Для кабинета гостеприимного хозяина он сделал камин в стиле абрамцевской мастерской. Там же был создан и портрет Валерия Брюсова, который навещал художника. Виктор Борисов-Мусатов познакомился с Врубелем в этой же лечебнице благодаря беде, пришедшей в семью его друга.

    «Владимир Станюкович был призван в действующую армию. Вместе с ним на фронт (для работы в военно-полевом госпитале), уехала его жена, Надежда Юрьевна.
    Но она не вынесла крайнего нервного напряжения, которое привело к развитию у нее тяжелого душевного заболевания. Она вернулась в Москву. Состояние ее ухудшалось. Мусатов напряг все силы, чтобы спасти ее.
    На лечение ее поместили в лечебницу Усольцева – лучшую по тому времени частную клинику. Мусатов бегал по докторам, за лекарством, ежедневно приносил ей цветы, которые так ее радовали. Хотел нарисовать ее портрет. В этой же больнице в то время находился тогда Врубель.
    “Начали искать краски и нашли их рядом – у безумного Врубеля” – писал В. К. Станюкович. – “Больная узнавала только Виктора Эльпидифоровича и успокаивалась при нем”».

    Фёдор Усольцев вошёл в круг московской творческой элиты. Был дружен со многими писателями, художниками, артистами. Новую власть принял. Ему не мешали продолжать работы. Только слепота не позволила ему принимать пациентов до самой смерти.

    Сегодня клиника в Петровском парке живёт своей жизнью и называется Центральной Московской областной клинической психиатрической больницей. Там и сегодня помнят и чтут основателя. А начиналось всё в Костроме.

    Михаил Врубель. Портрет Фёдора Арсеньевича Усольцева.